Заместителю председателя Законодательного

Собрания Иркутской области Г.В. Истомину

 О проекте закона Иркутской области

Уважаемый Геннадий Васильевич!

Мною рассмотрен направленный Вами проект закона Иркутской области «О дополнительных гарантиях прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на жилое помещение в Иркутской области» (далее – проект закона), внесенный Губернатором Иркутской области.

По результатам рассмотрения проекта закона сообщаю.

1. Положениями части 2 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в ред. Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 15-ФЗ) (далее – Федеральный закон № 159-ФЗ) предусмотрено, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации обязаны осуществлять контроль за использованием жилых помещений и (или) распоряжением жилыми помещениями, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых являются дети-сироты, обеспечением надлежащего санитарного и технического состояния этих жилых помещений;

Считаю, что проект закона необходимо дополнить статьей определяющей механизм обеспечения сохранности жилых помещений, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых являются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также порядок подготовки жилых помещений к заселению указанными лицами. Учитывая актуальность данного вопроса, данный механизм необходимо четко прописать в проекте закона.

2. Часть 3 статьи 2 проекта закона указывает на то, что жилые помещения предоставляются в границах района, где находится место жительства ребенка на день обращения с заявлением о включении в список в порядке, установленном статьей 4 проекта закона (т.е. местом, где ребенок проживает с 14 лет). Часть 13 статьи 4 предусматривает, что лицо при переезде в другой район в пределах Иркутской области включается в список по новому месту жительства. Считаю, что практическое применение данного порядка будет затруднительно, так как не ясно где будет предоставлено жилое помещение: по месту жительства ребенка на день обращения с заявлением о включении в список или по новому месту жительства с учетом положений части 13 статьи 4.

3. Статья 3 проекта закона не содержит информации, на основании чьих заявлений будет осуществляться установление факта невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях. Начиная с части 2 статьи 3, проекта закона, имеется отсылка на часть 1 статьи 3 проекта закона, касающаяся лиц, которые имеют право обратится в уполномоченный орган. Однако в части 1 статьи 3 этот перечень лиц не указан. В этой части перечислены обстоятельства, на основании которых признается невозможным проживание детей-сирот в занимаемых ранее жилых помещениях. Текст проекта закона не содержит данной информации. По смыслу проекта закона получается, что сам ребенок (начиная с 14 лет) или его представитель обращаются с таким заявлением. В проекте закона не обозначена роль «законного представителя» ребенка.

Подобные ссылки на часть 1 статьи 3 содержатся в абзаце 3 части 3 статьи 4, пункте 5 части 5 и пункте 4 части 12 статьи 4; пункте 1 части 8 статьи 6 проекта закона.

4. Часть 5 статьи 4 проекта закона содержит перечень документов, необходимых для включения в список. Согласно пункта 3 части 5 статьи 4 заявителю (не ясно кому) необходимо предоставить документ, подтверждающий постоянное или преимущественное проживание на территории Иркутской области, подтвержденное соответствующей регистрацией».

         Условие о наличии постоянной регистрации аннулирует все гарантии, предусмотренные частью 3 статьи 2 и частью 1 статьи 4 проекта закона исходя из следующего.

Гарантированную законом постоянную регистрацию по достижении 14 лет (с записью в паспорте) имеют те дети – сироты, у кого имеется сохраненное жилье. Однако, по общему правилу, настоящий закон не направлен на защиту лиц, имеющих жилье, и на учет они будут приниматься в исключительных случаях – в случае признания факта невозможности проживания в закрепленном жилье. Закон, прежде всего, направлен на защиту детей-сирот, которые не имеют жилья. Ребенок, находящийся под опекой государства, имеет регистрацию по месту пребывания (исходя из места нахождения государственного учреждения, либо места жительства опекуна). При наличии такой регистрации перечень документов всегда будет неполным, что дает органу, уполномоченному на ведение списка, на законных основаниях отказать во включении в список (пункт 2 части 10 статьи 4 проекта закона).

         Предлагаю в части 5 ст. 4 слова «подтвержденное соответствующей регистрацией» заменить на слова, «подтвержденное регистрацией по месту жительства или пребывания, либо судебным решением».

5. Согласно абз.3 ч.3 ст. 4 лица, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, но не подавшие заявление о предоставлении жилья в соответствии с Закона Иркутской области № 50-ОЗ «О дополнительных гарантиях прав детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, на жилое помещение в Иркутской области» (далее – Закон №50-ОЗ), включаются в список, формируемый в рамках проекта закона, исходя из дня обращения лица или его представителя.

         Таким образом, может сложиться ситуация, при которой дети-сироты, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, достигшие 18 лет могут не попасть в формируемый список, так как они должны будут заново собирать документы (за плату) и подавать заявление в новый уполномоченный орган. Учитывая, правовую неграмотность данной категории граждан думаю, что большая часть не будет знать, что необходимо обратиться с заявлением и документами на включение в новый список.

Между тем, это лица, чьи права нарушены самым серьезным образом. Изменения, возлагающие обязательства по обеспечению жилищных прав детей-сирот на субъект РФ в Федеральный закон № 159-ФЗ внесены еще в 2005 году. Однако Иркутская область приняла законы (Закон №50-ОЗ и 52-ОЗ), регулирующие данные правоотношения только в 2010 году. Согласно им, только с 2010 года вопрос о предоставлении жилья рассматривается только после того, как лицо обратится с заявлением. Те, у кого право наступило уже, начиная с 2005 г., постоянно получали отказы в органах местного самоуправления, при этом никаких решений об отказе в предоставлении не принималось и не выдавалось. Практика показывает, что даже при наличии требований Закона № 50-ОЗ органы местного самоуправления не выносят решений соответствующих комиссий, либо вообще устно отказывают заявителям.

В целях защиты жилищных прав лиц, достигших возраста 18 лет, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, но не подавших заявление о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, включать в список на основании учетного дела такого лица, сформированного органом местного самоуправления муниципального образования Иркутской области.

4. В абзаце 4 пункта 4 части 5 статьи 4 и абзаце 5 части 3 статьи 6 проекта закона указано, что на стадии предоставления жилого помещения необходимо представить справку органа опеки и попечительства об отсутствии у лица, включенного в список, закрепленного жилого помещения или документ, подтверждающий отсутствие права на пользование жилым помещение по договору социального найма, выданный органом местного самоуправления.

Справка органа опеки и документ органа местного самоуправления – два разных по юридической силе документа, в связи с чем, употребление «ИЛИ» неуместно. Право подтверждает собственник жилья, поэтому предлагаем в абзаце 4 пункта 4 части 5 статьи 4 и абзаце 5 части 3 статьи 6 указать: «справку органов опеки и попечительства об отсутствии у лица, включенного в список, закрепленного жилого помещения» и дополнить абзацем 5 пункт 4 части 5 статьи 4 и абзаце 6 части 3 статьи 6 следующего содержания: «документ, подтверждающий отсутствие права на пользование жилым помещение по договору социального найма, выданный органом местного самоуправления документ».

5. По смыслу статьи 7 проекта закона выявление обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, и заключения договора социального найма полностью ложится на детей-сирот, то есть носит заявительный характер, что на мой взгляд не верно.

Предусмотренное Федеральным законом № 159-ФЗ заключение на новый пятилетний срок договора найма специализированного жилого помещения, направлен на защиту детей-сирот, в случаях неудовлетворительной адаптации нанимателя к самостоятельной жизни, в том числе:

- отсутствие постоянного заработка, иного дохода в связи с незанятостью трудовой деятельностью, наличие отрицательной социальной среды, совершение правонарушений и антиобщественных действий, длительной болезни;

- наличие инвалидности, препятствующих добросовестному исполнению обязанностей нанимателя, в том числе в связи с нахождением в лечебном или реабилитационном учреждении.

Поэтому ждать пока наниматель, находящийся в трудной жизненной ситуации обратиться с заявлением не представляется возможным. На практике реализация данного порядка будет затруднительной, либо сложится ситуация, при которой наниматель, находящийся в трудной жизненной ситуации не обратиться и уполномоченный орган будет вынужден передать жилое помещение по договору социального найма. Сохранить жилое помещение за нанимателем, задача не только нанимателя, но и органов власти области. Иначе вся работа (начиная с 14 летнего возраста ребенка) по предоставлению жилого помещения будет сведена к нулю, так как у нанимателя появится право распоряжаться этим жильем (приватизировать).

6. статья 3:

в пункте 1 части 1 предусмотрено три основания (прописанных в Федеральном законе № 159-ФЗ) для признания невозможным проживание ребенка-сироты в ранее занимаемом жилом помещении. При этом пункт 4 статьи 8 Федерального закона № 159-ФЗ позволяет субъекту Российской Федерации установить иные обстоятельства.

Учитывая сложившуюся практику, представляется целесообразным урегулировать данный вопрос непосредственно в законе. В частности, на практике встречаются случаи, когда за детьми-сиротами закреплено чужое жилое помещение либо помещение, изначально не являющееся жилым помещением, колхозное жилье. Возникает необходимость проверки правомерности закрепления жилого помещения за ребенком.

7. Согласно статье 6 ЖК РФ, акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. Действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных этим актом. В жилищных отношениях, возникших до введения в действие акта жилищного законодательства, данный акт применяется к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Акт жилищного законодательства может применяться к жилищным правам и обязанностям, возникшим до введения данного акта в действие, в случае, если указанные права и обязанности возникли в силу договора, заключенного до введения данного акта в действие, и если данным актом прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Следовательно, в отношении тех лиц, у которых право на получение жилья возникло до 1 января 2013 года и они уже обратились с заявлением о предоставлении жилого помещения и необходимыми документами, либо имеют решение суда о предоставлении жилого помещения, т.е. со своей стороны уже реализовали свое право на получение жилья, а у органа уже возникла обязанность его предоставить, но до сих пор не была исполнена в силу определенных причин, обязательства должны быть исполнены по нормам, действующим до 1 января 2013 года, т.е. жилье им должно предоставляться по договору социального найма.

В отношении же тех лиц, которые не успели обратиться с заявлением и документами до 1 января 2013 года, хотя право у них уже возникло, возможно предоставление жилья по новым правилам, т.к. права и обязанности возникнут уже после введения в действие нового закона.

На такое распространение действия закона во времени должно быть указано в заключительных и переходных положениях законопроекта.

Предлагаю часть 2 статьи 9 проекта закона, после слов «в случае, если дети – сироты не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями» дополнить словами «путем подачи заявления о предоставлении в орган местного самоуправления или обращения в суд» и далее по тексту.

         8. Общее замечание: начиная со статьи 5 и до конца текста употребляется термин «дети – сироты». Данный термин не раскрыт в проекте закона. Учитывая, что проект закона затрагивает и лиц из числа детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей думаю, что необходимо термин «дети-сироты» понятийно раскрыть.

С уважением, С.Н. Семенова

 

 

site 2017 2

Контакты

664011, г. Иркутск
ул. Горького, 31, каб. 105, каб. 120

Рабочие часы:
понедельник-пятница: 09:00 - 13:00, 14:00 - 18:00

приемная: +7 (3952) 34-19-17, 24-21-45
запись на прием: +7 (3952) 34-19-17

Детские телефоны доверия
+7 (3952) 24-18-45
8-800-2000-122
8-800-3504-050

электронная почта: rebenok.irk@mail.ru

 

© 2012 Уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области
Все права защищены.