Пятница, № 40 от 14 октября 2016 года, Елизавета Старшинина Фото автора и из сети Интернет

boyЭксперты опасаются, что отмена уголовной ответственности за побои развяжет руки кухонным бойцам

Большой общественный резонанс вызвал принятый в июле Госдумой закон о побоях. Противники называют его «законом о шлепках» и «о запрете на воспитание» и связывают его принятие с интересами некоего «педофильского лобби». Что же на самом деле произошло, попытался выяснить наш обозреватель.

Побои вывели из уголовщины, но не для всех

Светлана Семенова, Уполномоченный по правам ребенка Иркутской области, показывает фотографии в смартфоне — мальчик четырех лет. На нем нет живого места. Личико — в жутких гематомах. Черные от кровоподтеков руки и ноги. Даже под ногтями запекшаяся кровь. Невыносимо.

«Неделю назад от него отказались приемные родители, — рассказывает Светлана Николаевна, — привезли всего избитого. Родители утверждают, что он сам бился, мол, у него больная психика. Законный представитель тоже говорит, что это он сам так себя… Но я жестко настаиваю — как бы меня ни убеждали — в необходимости возбуждения уголовного дела. Сейчас проводится доследственная проверка».

Статистика не радует. На 1 января 2016 года в регионе на учете состояли 5952 неблагополучные семьи. Возбуждено 354 уголовных дела. В стране ситуация не лучше. И вот на этом фоне Госдума приняла закон о переводе уголовно наказуемых деяний в разряд административных правонарушений. В частности, статья УК 116 «Побои». В ней появилось понятие «близкие лица». В эту категорию входят родители, дети, усыновители, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны и т. д. Таким образом, побои, совершенные в отношении «близких», остались в сфере уголовного права. В отношении «неблизких» — перешли в сферу административных правонарушений.

Бьющий сильнее получит меньше

Многие эксперты с таким разделением категорически не согласны.

«Главный «хит» статьи 116 УК РФ в новой редакции состоит в том, что теперь уголовно наказуемыми будут не всякие побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, а лишь… совершенные в отношении «близких лиц»!» — комментирует закон кандидат юридических наук, доцент Байкальского государственного университета, член Иркутского регионального отделения Ассоциации юристов России Анна Бычкова.

Согласно принятым поправкам, родитель, отшлепавший своего ребенка, является преступником, а если его отшлепает, к примеру, соседка или воспитатель детского сада, то они, с точки зрения нового закона, всего лишь «правонарушители»!

«Если муж бьет свою жену в законном браке, — поясняет Анна Бычкова, — то она ему «близкая» и он преступник. Если он бьет женщину, с которой развелся, она «неблизкая», а он — правонарушитель; но если развелся и продолжает вести с ней «общее совместное хозяйство» — то снова «близкая», а он совершает не правонарушение, а преступление».

Соответственно, если вашего ребенка отлупит мама соседского мальчика, то максимум, что ей грозит, это административный штраф в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей либо административный арест на 15 суток. К уголовной ответственности она будет привлечена лишь при повторном нанесении побоев, да и то не всегда. Если же побои случились в семье, то вполне реально получить тюремный срок до двух лет.

Ужас ситуации, по словам Анны Бычковой, заключается и в том, что за более суровое преступление — «легкий вред здоровью» без отягчающих обстоятельств (например, сотрясение головного мозга, потеря двух-трех зубов) виновный теперь может получить меньшее наказание, чем за «просто побои». Логично ли это? Конечно, нет: исходя из действующего закона бьющий сильнее получит меньше…

Анна, как и многие другие российские юристы, считает, что закон о переводе побоев в разряд административных правонарушений ущемляет права несовершеннолетних. В идеале нужен законопроект, который вернул бы все на свои места. Побои — это преступление, и неважно, кто бил — родственник или дядя на улице.

Между тем есть довольно влиятельная группа общественных деятелей, которые требуют вообще исключить уголовную ответственность за семейное насилие без нанесения вреда здоровью. Такой законопроект внесла на рассмотрение Госдумы сенатор Елена Мизулина. По ее мнению, все это приведет к тому, что любой синяк у ребенка станет поводом прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело против родителей.

«Руководствуется она при этом… «задачами государственной семейной политики, направленной на сохранение традиционных семейных ценностей, повышение роли семьи и авторитета родительства». Наконец-то стало понятно, что входит в «традиционные семейные ценности»,— комментирует Анна Бычкова.

Но дальше всех пошла Русская Православная Церковь. Патриаршая комиссия РПЦ по вопросам семьи, обсуждая законопроект Мизулиной, предложила не считать телесные наказания детей нарушением закона: «Мы убеждены, что добросовестные умеренные родительские наказания не должны преследоваться ни в административном, ни в уголовном порядке». Что значит «добросовестные наказания», в заявлении патриаршего совета никак не раскрывается. И применимо ли в принципе к побоям понятие добросовестности?

Однако с юридической точки зрения все эти разговоры про вмешательство в жизнь семьи и изъятие детей лишены оснований. Не надо нагнетать панику:

«Не наносящее вреда ребенку умеренное применение в воспитательных целях физических наказаний» (по формулировке РПЦ. — Прим. Анны Бычковой), в принципе, и так не считается нарушением закона. И административное, и уголовное преследование может быть прекращено, если компетентные органы признают «шлепок» малозначительным деянием. В этом случае все может ограничиться устным замечанием».

Нельзя создавать дисбаланс

Светлана Семенова, Уполномоченный по делам ребенка Иркутской области, также считает, что двойных стандартов применительно к статье «Побои» быть не должно:

«Это достаточно сложная по своему составу статья, — объясняет Семенова. — Одни юристы считают, что побои должны носить системный характер, другие говорят, что достаточно одного факта. Но все сходятся в главном: побои — это всегда вред физическому и психическому здоровью».

Юристы объясняли необходимость декриминализации статьи «Побои» в том числе и потому, что под ее действие попадали все драки — как между взрослыми, так и между детьми.

«Раньше драка (в зависимости от последствий) не считалась действием, подпадающим под уголовную ответственность. А сейчас сломали нос ребенку в драке — его родители пишут заявление, и драка рассматривается как факт совершения противоправного действия. Драка — это не лучший способ выяснения отношений, но многие родители сами поощряют такую линию поведения: защищай себя, не давай себя в обиду, врежь ему».

Таких случаев немало. Дети постоянно дерутся и в школах, и в детских садах. И родители пишут заявления на четырех-пятилетних детей! Это, конечно, крайность. Дети становятся орудием для выяснения отношений между взрослыми. Даже после того, как дети помирились и благополучно забыли, родители продолжают устраивать гонения друг на друга.

Еще один довод в пользу декриминализации побоев, по словам Уполномоченного, заключается в том, что уголовные дела небольшой тяжести относятся к делам частного обвинения. И зачастую такие дела заканчиваются примирением сторон.

«В некоторых вопросах отсутствует логика, — говорит Светлана Семенова, — особенно когда идет речь о примирении с родителем. Потому что на одной стороне может выступать отец, или отчим, или сожитель, а на другой стороне, в качестве законного представителя, — мать ребенка. У нас есть абсолютно беспрецедентные случаи, когда первый раз были побои, а второй раз причинение тяжкого вреда здоровью. Когда 11-летний ребенок защищал мать и отец ему в двух местах сломал ногу».

По мнению Уполномоченного, требования к любому, кто наносит вред физическому и психическому состоянию ребенка, должны быть одинаковые. Любой поднимающий руку должен быть наказан. Если решили декриминализировать статью, значит, из-под уголовной ответственности нужно выводить всех: и родственников, и не родственников.

«Нельзя создавать дисбаланс между институтом семьи и причинением побоев ребенку взрослым человеком. Ребенок — это всегда объект незащищенный. Он не может противостоять насилию. А есть такие родители, которые считают: сам я своего ребенка наказывать право имею, но не дай бог кто-то посторонний ударит».

Противники декриминализации считают, что выведение побоев из уголовного производства окончательно развяжет руки домашним тиранам. Однако на практике уголовные дела такого рода тянутся долго, жертва сама должна собирать доказательства, и не факт, что суд будет суров к обидчику. При рассмотрении дел в административном порядке жертвам не надо ничего доказывать и обивать пороги. Государство само возбуждает дела об административных правонарушениях и представляет их в суде. Производство по таким делам идет быстро.

«Административная ответственность — это тоже ответственность, и это большие штрафы, — поясняет Светлана Семенова. — А за более тяжкие последствия или неоднократные побои будут применяться другие статьи УК (например, «жестокое обращение»), в рамках которых можно привлечь человека к уголовной ответственности.

«Сегодня любой синяк на теле ребенка, любая жалоба уже может вызвать вопросы к родителям для выяснения обстоятельств их появления», — заключает Светлана Семенова.

Что такое побои

Побои — это удары, умышленно нанесенные по любым частям тела человека с причинением физической боли и (или) поверхностных повреждений (гематомы, ссадины, ушибы мягких тканей и т. д.). Главное, чтобы по степени тяжести совершенные действия не были отнесены к категории повлекших вред здоровью (легкий, средней тяжести, тяжкий). Таким образом, чтобы квалифицировать деяние обвиняемого как «побои», необходимо для начала исключить причинение легкого вреда здоровью.

Не проходите мимо

Если вы знаете семьи, в которых дети подвергаются насилию со стороны взрослых, сообщить об этом можно по телефону доверия Уполномоченного по правам ребенка: (3952) 24-18-45.

site 2017 2

Контакты

664011, г. Иркутск
ул. Горького, 31, каб. 105, каб. 120

Рабочие часы:
понедельник-пятница: 09:00 - 13:00, 14:00 - 18:00

приемная: +7 (3952) 34-19-17, 24-21-45
запись на прием: +7 (3952) 34-19-17

Детские телефоны доверия
+7 (3952) 24-18-45
8-800-2000-122
8-800-3504-050

электронная почта: rebenok.irk@mail.ru

 

© 2012 Уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области
Все права защищены.