«Областная газета» от 09 ноября 2016, Автор: Матрена Бизикова

uchitelКонфликтных ситуаций в школах становится больше. Что же является причиной нарастающего непонимания между участниками образовательного процесса? Почему педагоги пишут жалобы на учеников, вместо того, чтобы решать споры мирным путем? На эти и другие вопросы пытались ответить участники круглого стола: иркутские психологи, юристы, журналисты.

– Для нас учебный год начинается с жалоб родителей, детей, педагогов, которые просят разобраться в какой-нибудь внутренней проблеме школы, – начала разговор уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области Семенова Светлана. – За прошлый год на рассмотрение поступило более 50 обращений. В основном жалобы родителей касались нарушений прав детей при зачислении девятиклассников в 10 класс, применения антипедагогических мер воспитания к детям.

Как выяснилось, для решения конфликтных вопросов с 2012 года действует отдельная структура. Это комиссия по урегулированию споров между участниками образовательного процесса. Она есть при каждой школе, в ее состав входят педагоги, родители, ученики. Также в Иркутской области создан институт школьных уполномоченных по правам ребенка.

Еще одна тревожная тенденция, по словам омбудсмена, это конфликты учителей с учениками начальных классов. Показательной можно назвать историю, которая развивалась в одной из центральных школ Иркутска. Где на одиннадцатилетнего ученика педагоги и родители оформили в течение месяца 15 жалоб. Пострадавшие утверждали, что мальчик затерроризировал всю школу.

– Когда мы прибыли в учреждение, нас встретил не директор, не педагоги, а разъяренная толпа родителей, которая требовала, чтобы ребенка немедленно исключили из школы, причем им было все равно куда: в коррекционную школу, в колонию, – рассказывает Светлана Семенова. – Когда мы стали разбираться, выяснилось, что история этого конфликта началась несколько лет назад. Когда мальчик учился в первом классе, мама принесла справку от невролога о том, что ребенок гиперактивен и тяжело концентрирует внимание. Родительница попросила пересадить сына на первую парту. Учитель отказалась, объяснив это тем, что в классе много детей с плохим зрением. Четыре года мальчик просидел на задней парте. Если ребенок шумел, педагог говорила: «Дети, не обращайте на него внимания». Всю начальную школу мальчик игнорировался, его эмоциям не было выхода. К пятому классу он накопил в себе столько агрессии, что начал выпускать ее наружу. Школьная общественность не нашла другого выхода, как избавиться от такого ребенка. Мне пришлось взять на себя ответственность и сказать: «Ребенок будет здесь учиться, у него абсолютно сохранный интеллект, он учится по месту жительства. Сейчас с мальчиком работают психологи, он находится под контролем аппарата уполномоченного по правам ребенка».

Как пояснила руководитель Иркутского фонда правозащитников «Ювента» Марианна Садовникова, в 2013 году в законе об образовании впервые была введена новая категория: дети с девиантным поведением, то есть отклоняющимся от нормы. Причем в эту категорию могут входить как талантливые, так и те, у кого есть поведенческие расстройства.
По ее словам, часто источником конфликта в школе является телефон, особенно, если дело касается подростков:

– В одной из школ Ленинского района произошла драка между ученицей девятого класса и молодой учительницей, которая вышла из декретного отпуска. Когда девочка на уроке начала демонстративно искать что-то в телефоне, педагог забрала у нее устройство. После инцидента подросток оскорбила учителя, а в коридоре несколько раз толкнула ее. Директор на две недели отстранила ученицу от занятий. Когда мы стали изучать историю девочки, оказалось, что это не первое ее хулиганство. И все же, когда учительница забирала телефон, на что она рассчитывала? Можно ли было хоть в каком-то варианте предположить, что девочка сядет спокойно и будет слушать. Телефон для подростка – это личная жизнь. А взрослые часто ведут себя деструктивно, пытаясь при взаимодействии с подростками применить силу.

Людмила Третьякова, психолог фонда «Ювента», более 18 лет проработала начальником Ангарской воспитательной колонии. Она считает, что современным детям не хватает внимания и заботы взрослых.

– Я всегда вспоминаю историю мальчишки из колонии. Это подросток с трудной судьбой, его воспитывала бабушка. В беседе он рассказал, что из школьной жизни помнит только 1 сентября: «Я помню, как хотел пойти в школу, готовился к линейке. Бабушка нарвала в огороде букет цветов. В классе меня посадили за парту. Но когда я уходил, то заметил, что учительница забрала все цветы, а мой букетик остался лежать на окне…» И тут он понял, что школа в его жизни ничего не изменит. Возможно, это была последняя соломинка, за которую можно было ухватиться когда-то, но, к сожалению, итогом для него стала воспитательная колония.

Также Людмила Третьякова отметила, что сегодня отношение детей к учителю изменилось.

– 20 лет назад учитель был всегда прав. Родители кооперировались с учителями, и всегда ругали ребенка. Сейчас все с точностью наоборот: редко встретишь родителя, который захотел бы с учителем сотрудничать.

По словам экспертов, большую роль в конфликтах играет физическая и психологическая усталость детей. А это следствие высоких нагрузок в школе, а также переполненности классов.

site 2017 2

Контакты

664011, г. Иркутск
ул. Горького, 31, каб. 105, каб. 120

Рабочие часы:
понедельник-пятница: 09:00 - 13:00, 14:00 - 18:00

приемная: +7 (3952) 34-19-17, 24-21-45
запись на прием: +7 (3952) 34-19-17

Детские телефоны доверия
+7 (3952) 24-18-45
8-800-2000-122
8-800-3504-050

электронная почта: rebenok.irk@mail.ru

 

© 2012 Уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области
Все права защищены.