zonenburgДело о похищении гимназиста, сына коммерсанта Клейнмана, показалось весьма интересным хроникёру газеты «Сибирь»: сам фактаж был так необычен, что просто «обрекал» публикацию на прочтение. А вот частный поверенный Кроль усмотрел «бессмыслицу, да и только»:

– Двое немолодых людей от нужды решаются выкрасть ребёнка и требуют фантастический (по их меркам), выкуп в 3 тысячи рублей. Действуют неумело, нетвёрдо и, в конце концов, просто отпускают мальчишку. В общем, глупость нанизывается на глупость, а в итоге – 5 лет арестантских работ!

Приказчик магазина Костенко, что на углу Харлампиевской и Тихвинской, взглянул на дело из-за прилавка: «Не знают родители чем ребятишек занять – вот их и воруют. А купи они, скажем, домашний кинематограф, да с большой подборкой картин, так и сторож не нужен!»

Священник Николай Кокоулин усмотрел в истории с кражей ребёнка некий прообраз будущего и связал его с общим обнищанием прихожан. Накануне, просматривая газеты, он подчеркнул объявление: «Отдаю в дети семимесячную девочку, желательно людям более самостоятельным. 2 Иерусалимская, 48, кв.3.» А 23 февраля после всенощной в Знаменском женском монастыре обнаружили девочку лет 5, упорно не называющую родителей. Днём раньше во 2-ю полицейскую часть доставили чрезвычайно оборванного бродяжку лет десяти. Назвался он Серёжей Колобухиным и рассказал, что отца не помнит, а мать исчезла год назад, и потом её труп обнаружили на Ангаре. Прошлым летом уриковский крестьянин Брызгалов взял его помогать по хозяйству, но с началом зимы рассчитал. Серёжа на попутной подводе уехал в Иркутск, и ночевал здесь на сеновалах, а днём искал работу. «Ребёнок неспособен к физическому труду, его место в приюте», – заключила комиссия из трёх докторов, но ни в одном из иркутских приютов не было свободного места. И Сергей Колобухин остался при полицейской части, в компании с двенадцатилетним Яшой Филипповым. Тот до недавнего времени обитал в бараке на Кругобайкальской дороге, но во время обвала убило сожителя его матери, а в ночь после похорон и сама она неожиданно умерла. О страха мальчишка  бросился на станцию, «зайцем» добрался до Иркутска, перешёл через Ангару, но на Большой силы его оставили  – и он уснул под скамейкой. Так бы и замёрз, если бы не случился рядом городовой.

– Это ещё что, – отмахивался от газетчиков караульный первой полицейской части и указывал на боковое окно. У нас вон почти год уже квартирует парализованная девчонка. Родители её бросили, а чужие люди возьмут да вскорости и возвращают обратно. Но здесь-то ей что за жизнь? Спит на голых нарах – беда!

В начале марта отметил двухлетнюю годовщину детский приют имени святого Николая, зародившийся… да, в день святого Николая, когда к одной из церквей подбросили двух малышей, и священнослужителей осенило: это знак! «Ну а без знака, просто видя маленьких оборванцев на улице, позволительно пройти мимо?» – задавался неудобным вопросом Николай Кокоулин. Время для сомнений было самое неподходящее: приют отмечал день рождения, и он, Кокоулин, служил благодарственный молебен, члены попечительского совета с умиленьем посматривали на два десятка воспитанников и готовились к трогательным  воспоминаниям. Но вопрос возник, и, хватаясь за соломинку, Кокоулин подумал торопливо: «Вот что, действительно, хорошо, так это бесплатная детская столовая имени архиерея Тихона. Институтки несут сюда сахар, оставляя себя без сладкого; некто по фамилии Ковалёв безо всякой платы чинит их самовары, а держатель извозчичьей биржи посылает им лошадь для доставки продуктов; мещанка Евтифеева обставляет столовую фикусами, а дворянка Янушевич шьёт поварам и раздатчицам кухонные передники. Что уже говорить о торговой фирме Щелкунова и Метелёва – им сам Бог указал!»

Кокоулин и в обыденной жизни имел наклонность к сомнениям, но во время богослужения он опасно обнажался, и мысли, одна сомнительнее другой, приходили в голову: «Взять хотя бы убежище городского Общества защиты детей: управа ему  предоставила помещение, дала  разовое пособие – но ведь могла и не дать? Или: в этом году дала,  а в будущем вдруг не сможет? Вот и рассчитывают в убежище: если удастся заманить начальника края, это будет настоящей удачей: генерал-губернатор без денег по приютам не ходит и менее ста рублей не даёт. А старшины Торгово-промышленное собрания, если только придут, то принесут рублей триста. В магазине Егорова могут дать коробку носовых платков, а когда об этом расскажут в газетах, то и обыватели понесут, кто что может. Станут оставлять на крыльце одежду, корзинки с картофелем, кадочки с капустой, детскую одежду. Недавно написали в газетах, что какой-то крестьянин завёз два куля крупчатки и полтора пуда сахара. То-то ликования было, а то не подумали, что сегодня густо, а завтра-то может быть и пусто. Сегодня мирное время, а ну как завтра война? И что тогда? Государство-то никаких обязательств не несёт, а в местном Обществе защиты детей совершенный раздрай. У подопечных из обуви только калоши, а члены правления борются с оппозицией! Время от времени кто-нибудь здравомыслящий призывает остановиться и просто делать доброе дело. Но просто делать – это ведь как-то не по-иркутски, нам подавайте борьбу мнений, проектов, видов на будущее. Помнится, года четыре назад молодые дантисты из приезжих вызывалось обслуживать (и бесплатно!) все городские школы, но чем кончилось-то: втянули энтузиастов в дебаты, насколько они уступают настоящим стоматологам. И всё, погрязли в обидах… Вот и выходит, что в богоугодных делах всё  колеблется на тонюсеньком волоске удачи. Что ж, буду молиться о ниспослании настоящей удачи всем творящим добро.

Начальник Иркутского почтово-телеграфного округа Роберт Юльевич Зонненбург задался целью создать внутри корпорации Общество помощи детям служащих. На эту мысль его натолкнули разъезды по отдалённым местам, где не было ни малейшей возможности дать детям образование. Зонненбург решил, что дОлжно устроить в Иркутске бесплатный пансион. Идея потребовала солидных средств, и Зонненбург обеспечил их планомерное поступление – принял в члены Общества всех своих подчинённых с достаточно высоким жалованием. Далее, он добился согласия на ежегодный взнос от Главного управления почт и телеграфов, организовал несколько крупных пожертвований – и за короткое время в кассе Общества аккумулировалась солидная сумма. Правда, несмотря на призывы, чины не спешили отправлять своих деток на обучение: с огромной территории округа, включающей и Якутскую область, съехались только 9 мальчиков. Смущённый этой цифрой, Роберт Юльевич попросил оформить кого-нибудь постороннего.

Прошло некоторое время, и из Главного управления почт и телеграфов поступило в Иркутск очередное пособие на пансион. Иркутские члены Общества тоже сделали взносы, так что встал вопрос, на что тратить деньги. Кто-то предложил издать отчёт о работе, кто-то – помочь корпоративной библиотеке, и всё это было сделано, но осталось ещё много денег. Тогда решили издать справочник и приобрести художественные открытки – аж на 3 тысячи рублей. Этой суммы с лихвой хватило бы обеспечить уход за парализованной Зиной Стесиковой, лежащей на нарах в первой полицейской части. И нанять ей учителей.

В марте 1912 г. в Иркутске, на Семинарской, 15, открылся приют святого Николая. К началу 1914 г. в нём находился 21 воспитанник.

В ноябре 1912 г. в Иркутске учреждено Общество оказания помощи в воспитании детей почтовых чиновников. В августе 1913 г. при нём открылся пансион. К началу 1914 г. это благотворительное общество насчитывало 655 членов.

Иркутское Общество защиты детей, возникшее в 1913 г., к началу 1914 г. состояло из 224 членов и основало на углу Арсенальской и 2-й Солдатской улиц убежище для беспризорников. Заведовали им члены совета по очереди. Из 26 детей, поступивших до марта 1914 года, были двое глухонемых и один эпилептик. В течение года 1 ребёнок был принят на воспитание, 4 взяты родственниками, 5 сбежали, 2 переданы в больницу. Из 14 остававшихся  детей 8 поступили в начальную школу.

Места общественного призрения, существовавшие в Иркутске в 1916 г.:

  1. 1. Сиропитательный дом Елизаветы Медведниковой. 2. Базановский воспитательный дом. 3. Александринский приют. 4. Приют имени императрицы Марии Фёдоровны. 5. Владимирский детский приют Благотворительного общества «Утоли моя печали». 6. Детский приют Благотворительного общества св. Николая. 7. Приют Общества пострадавшим на войне солдатам и их семьям. 8. Приют Общества защиты детей. 9. Приют для сирот бывших служащих Забайкальской железной дороги. 10. Исправительно-воспитательный приют. 11.Приют арестантских детей. 12. Общежитие для детей чинов почтово-телеграфного ведомства. 13. Приют для старцев Римско-католического благотворительного общества. 14. Детский приют Римско-католического благотворительного общества.15. Иркутское убежище для слепых им. П.Р. Кравца. 16. Дом призрения бедных имени М.А. Сибирякова. 17. Убежище Братства святителя Иннокентия (для не имеющих крова). 18. Приют-убежище для туберкулёзных больных-хроников.19. Женская богадельня Андрея Трапезникова и Александры Портновой. 20. Дом трудолюбия. 21. Богадельня Братства св. Иннокентия. 22. Мещанская богадельня. 23. Богадельни при церквях (Троицкой, Крестовоздвиженской, Благовещенской, Тихвинской и Владимирской). 24. Женская богадельня Благотворительного общества «Утоли моя печали». 25. Мужская богадельня Благотворительного общества «Утоли моя печали». 26. Бесплатная детская столовая имени архиепископа Тихона. 27. Дешёвая столовая Благотворительного общества «Утоли моя печали». 28. Богадельня Еврейского благотворительного общества. 29. 1-й городской ночлежный дом. 30. 2-й городской ночлежный дом.

За ЗОЖ: школьников проверят на вредные привычки

dety4На защиту их здоровья встанут специально подготовленные медики
В России впервые появится профессиональный стандарт для школьных медсестер. Они, согласно документу, который подготовил Минтруд, должны будут проверять учеников на склонность к ожирению, алкоголизму, наркомании и курению.

Роскомнадзор намерен ввести возрастные маркировки 1+ и 3+

roskomnadzor2Глава Роскомнадзора Александр Жаров считает необходимым ввести дополнительные возрастные маркировки 1+ и 3+ для СМИ с целью защиты детей от информации, которая может негативно сказаться на их психике. Об этом руководитель ведомства заявил 5 декабря на заседании попечительского совета Российской академии образования.

Минтруд утвердил профстандарт няни

nianiaМинистерство труда и соцзащиты утвердило профессиональный стандарт няни. Приказ подписан главой ведомства Максимом Топилиным и направлен на регистрацию в Минюст.
Профстандарт определяет трудовые обязанности нянь для детей разного возраста. К их функциям прибавилось требование о прохождении обучения по оказанию первой помощи детям дошкольного возраста.

"Прямая линия" по оказанию юридической помощи

urpomosch225 декабря 2018 года с 9 до 13 часов ОГКУ «Государственное юридическое бюро по Иркутской области» будет проводить «ПРЯМУЮ ЛИНИЮ» по оказанию бесплатной юридической помощи населению Иркутской области.

Консультации будут проводиться:

в г. Иркутске, по тел. (8 3952) 200-085, 200-509;

в г. Нижнеудинске, по тел. (8 39557) 712-48;

12 декабря – День Конституции Российской Федерации

Den konstitucii 412 декабря – День Конституции Российской Федерации. В СССР до 1977 года отмечался 5 декабря, в день принятия Конституции СССР 1936 года. Затем праздник был перенесён на 7 октября (день принятия новой конституции СССР — «Конституции развитого социализма»). Традиция празднования Дня Конституции была продолжена и в современной России.

Избранные материалы

site 2017 2

doska pocheta

prav banner

bezopasn 2018

Контакты

664011, г. Иркутск
ул. Горького, 31, каб. 105, каб. 120

Рабочие часы:
понедельник-пятница: 09:00 - 13:00, 14:00 - 18:00

приемная: +7 (3952) 34-19-17, 24-21-45
запись на прием: +7 (3952) 34-19-17

Детские телефоны доверия
+7 (3952) 24-18-45
8-800-2000-122
8-800-3504-050

электронная почта: rebenok.irk@mail.ru

 

© 2012 Уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области
Все права защищены.